В результате расшифровки данных речевого самописца самолета Sukhoi Superjet 100 разбившегося на территории Индонезии, экспертами сделан вывод, что никаких неисправностей в полете не произошло. Если какие либо сбои и имели место, то все произошло настолько быстро, что у летчиков даже не было возможности обсудить проблему. Второй самописец, который должен был регистрировать параметры полета, найден не был, поэтому абсолютно точно установить причину аварии, скорее всего не удастся.

Результаты расследования трагедии специалистами на сегодняшний день выглядят неоднозначно. Речевой самописец SSJ 100 найденный на склоне был успешно расшифрован и показал, что до момента столкновения летчиками вообще не принималось никаких действий или попыток сообщить диспетчеру о проблемах. Судя по всему экипаж авиалайнера так и не понял, что находился в критической ситуации. Проанализировав результаты расшифровки переговоров, эксперты из Индонезии и России пришли к выводу, что о каких либо технических неисправностях самолета  Sukhoi Superjet 100 в последнем полете речь не идет. Кроме того, тщательный осмотр места происшествия, позволил отказаться от некоторых версий  которые имели место ранее. В частности, гипотезы, что самолету Sukhoi Superjet 100 пришлось столкнуться с другим летательным аппаратом или подвергнуться удару молнии, были признаны беспочвенными. Кроме того, как выяснилась, система аварийного оповещения об опасном сближении с землей на самолете SSJ 100 была в полном порядке.

В результате так и не удалось получить ответ на главный вопрос расследования – для чего опытные российские летчики в условиях горной местности и низкой облачности решили снизить высоту полета до двух тысяч метров, запросив при этом разрешение у диспетчера. Наиболее удивительным является тот факт, что экипаж практически не среагировал на звуковые сигналы системы TAWS о критическом сближении с горой и необходимости срочного набора высоты. Эти сигналы явственно читаются на речевом самописце. Прояснить странные действия пилотов SSJ 100, в ходе трагического полета могла бы расшифровка второго параметрического самописца. Именно он отвечает за регистрацию основных параметров полета, действий экипажа, и функциональность органов управления самолетом. Но поскольку этот прибор безвозвратно утерян, судя по всему, расследование так и не будет проведено до конца.

Tagged with: